Выход Вход
Наше творчество

ФЕСТИВАЛИ

Категории раздела
Чародей
Театральный проект
Детская студия "Чародей"
Новости
Семейный клуб "Шаг навстречу"

АФИША

Семейный клуб

Форма входа

                     Из серии театральных  анекдотов:

 

Актер (А) после страшного двухмесячного запоя неожиданно обнаруживает себя за кулисами родного театра. Оказывается — срочная замена, его нашли, привели в чувство, одели в костюм — пинок, и он вылетает на сцену. Что за пьеса, что за роль, о чем речь — ничего понять не может.
 Суфлер (С) шепчет:
 - В графине он узнал свою мать.
 (А): — А?
 (С) (нервно): В графине он узнал свою мать.
 (А) (испуганно): Чего?
 (С) (зло): В-Графине-Он-Узнал-Свою-Мать!!!
 Актер по сложной траектории подбирается к столу и берет водочный графин.
 (А): Мама! Как вы туда попали?!


 

Театральная труппа поехала на гастроли с Грозой. Момент, где Екатерина падает в реку, они сделали так. В оркестровой яме селят маты, и в нужный момент она туда падает. И перед на чалом очередного спектакля, техники решили постелить, что-то более мягкое, и поставили туда батут… Идет спектакль, Екатерина в нужный момент падает в яму, и с такой же скорость вылетает обратно… 15 минут река не хотела принимать тело Екатерины!!!


 

«Бесприданница» Островского. Премьера, первый спектакль. По спектаклю Карандышев отговаривает текст: «Так не доставайся же ты никому» и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел обеспечивался в то время как, реквизитор за кулисами, на реплику, бьет молотком по специальной гильзе, гильза бухает — Лариса падает.
 Премьера, ля ля тополя, «Так не доставайся же ты никому», наводит пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: «Так вот умри ж! » перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: «Я убью тебя!», третья осечка. Лариса стоит.
 Вдруг из зала крик: «Гранатой ее глуши! »
 Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги.
 Режиссер час бегал по театру за реквизитором, с криком: «Убью, сволочь!!! »
 На следующий день, вечером, опять «Бесприданница», с утра разбор вчерашнего полета: мат-перемат, все на реквизитора катят, тот оправдывается: «Но ведь не я гильзы делал, ну сырые в партии попались, но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь, там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой-никакой выстрел, монтировщик там доской врезал обо что-нибудь, осветитель лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это выстрел и упала бы».
 Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев:
 «Так не доставайся же ты никому!», наводит пистолет, у реквизитора опять осечка.
 Вдруг с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты — молотками по железу, осветитель бьет лампочку.
 Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак не походит, и продолжает стоять.
 Из зала крик: «Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши! »


В театре: Отелло допытывается у Дездемоны, где платок, который он ей подарил. Крик из зала:
 - Граждане, ну дайте же вы ему платок, или утрись рукавом, сморкач, и не мешай действию!

 


Провинциальный актер по фамилии Спиридонов, товарищи по сцене его звали просто Спиря, ролей некогда не знал, да и с пьесами, в которых играл, был знаком мало. В некой мелодраме в первом акте Спиря должен был убить одного из героев, но, не имея представления, кого именно, набросился на первого попавшегося:
 - Так умри, злодей! — замахнулся кинжалом и услышал тихий шепот:
 - Не меня, не меня, Спиря.
 Спиря подбежал к другому:
 - О, коварный! Так это ты? — и снова слышит:
 - Не меня, Спиря!
 Он к третьему — опять не тот. Тогда, не долго думая, Спиря проткнул кинжалом себя и упал замертво. Забавно, что после этого он продолжал играть еще четыре акта.


 

Но круче всех оговорился Евгений Евстигнеев в спектакле по пьесе Шатрова «Большевики». Выйдя от только что раненного Ленина в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы: «У Ленина лоб желтый, восковой…» он сообщил: «У Ленина… жоп желтый!..». Спектакль надолго остановился. «Легендарные комиссары» расползлись за кулисы и не хотели возвращаться.


В 60-х годах во МХАТе получила широкое распространение игра — если кто-то из участвующих говорит другому: «Гопкинс!» — тот, независимо от ситуации, в которой находится, должен обязательно подпрыгнуть. Не выполнившим условия грозил большой денежный штраф. Чаще всего «гопкинсом» пользовались мхатовские корифеи, причем непременно на спектаклях, в самых драматических местах. Кончилось это тем, что министр культуры СССР ФУРЦЕВА вызвала к себе великих «стариков» — ГРИБОВА, ЛИВАНОВА, МАССАЛЬСКОГО и ЯНШИНА. Потрясая пачкой писем от зрителей, она произнесла целую речь о заветах Станиславского, о роли МХАТа в советском искусстве, об этике советского артиста. Нашкодившие корифеи, имевшие все мыслимые звания, премии и награды, слушали министра стоя. И вдруг Ливанов негромко сказал: «Гопкинс!» — и все подпрыгнули.



1972 год. Малый театр. Накануне премьеры спектакля «Собор Парижской Богоматери». Роль горбуна Квазимодо досталась старожилу театра актеру Степану Петровичу (имя изменено). Спектакль, по идее режиссера, начинался с того, что Квазимодо (Степан Петрович) в полумраке должен был под звук колоколов пролететь, держась за канат через всю сцену. Но был у него один маленький недостаток — очень уж он любил водочкой побаловаться. И вот настал день премьеры. Перед премьерой Степан Петрович пришел на спектакль вусмерть пьяным. Шатаясь из стороны в сторону, он добрел до гримерки, нацепил горб и лохмотья Квазимодо. Зал полон. До начала спектакля остались считанные минуты. Режиссер, повстречав Степан Петровича, опешивши сказал:
 - Степан Петрович, да вы же по сцене пройти прямо не сможете, не то, что на канате летать.
 - Да я 20 лет на сцене и прошу за этот счет не волноваться, — пробурчал Степан Петрович и направился к сцене.
 На сцене полумрак, зазвонили колокола, вдруг, через всю сцену, слева направо пролетел Квазимодо, затем справа налево пролетел Квазимодо, затем еще раз и еще раз… Раз эдак на шестой, Квазимодо остановился посреди сцены и повернувшись к переполненному залу спиной, держа канат в руке и смотря на кулисы, в полной тишине произнес:
 - Итить твою бога мать! Я тут как последняя **** карячусь, а эти козлы еще занавес не подняли!
 Запись опубликована автором Leno4ka в рубрике Байки закулисья, Театроведение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
Театральные анекдоты и курьезы: 10 комментариев


Короче, одному безработному актеру звонит друг и говорит:
 - Слушай, тут халтурка подвернулась, я сразу о тебе подумал.
 Актер:
 - Конечно, какой разговор, - типа, по гроб жизни благодарен, совсем на мели. - А что за роль?
 - Да понимаешь, не очень большая. Одна строчка.
 - Одна строчка? Нет проблем, - типа, ну совсем бабок не осталось, ничем не брезгует. - А какая?
 - "Чу! Я слышу пушек гром."
 - "Чу, я слышу пушек гром?" Годится! Куда идти?
 - В среду подойдешь в Малый, спросишь режиссера такого-то.
 - Заметано.
 В среду актер подходит в Малый, находит режиссера, тот: скажите строчку, актер с пафосом произносит:
 - Чу! Я слышу пушек гром!
 - Отлично, - говорит режиссер. - Роль ваша. Приходите в субботу к 7 вечера на спектакль.
 - Понял! - отвечает радостный актер.
 Ясное дело, от такого удачного поворота судьбы актер запивает по-черному. Приходит в себя в субботу где-то в 6:30 и сломя голову бросается в театр, всю дорогу повторяя "Чу! Я слышу пушек гром".
 У театра его останавливает швейцар: ты, мол, куда без билета?
 - Я "Чу! Я слышу пушек гром", - объясняет актер.
 - А! Ты "Чу! Я слышу пушек гром", - успокаивается швейцар, - ну проходи.
 Актер - за кулисы. Его, ясное дело, не пускают.
 - Я "Чу! Я слышу пушек гром!", - кричит актер.
 - Ты "Чу! Я слышу пушек гром"? Опаздываешь! Давай срочно в гримерную! – кричат ему в ответ.
 Он - в гримерную. Гримерша:
 - Товарищ, вы кто?
 - Я "Чу! Я слышу пушек гром."
 - Вы "Чу! Я слышу пушек гром"? Что же вы опаздываете?! Садитесь вот тут, сейчас я вас быстренько.
 Актер, уже в гриме и в мыле, подбегает к сцене. Его перехватывает режиссер.
 - Ты "Чу! Я слышу пушек гром"?
 - Я "Чу! Я слышу пушек гром"!
 - Чуть не опоздал! Давай, твой выход!
 Актер выходит на сцену, и за спиной у него раздается оглушительный взрыв. Актер вздрагивает и орет:
 - ДА ВЫ ЧТО ТАМ, СОВСЕМ ОХ%ЕЛИ??!!!
 


Идет некая классическая постановка. На сцене стоит актер в приличествующем тому времени костюме. Он ЗАБЫЛ слова. Зал ждет.
 Суфлер шепчет:
 - Здравствуйте, граф!
 Актер молод и стушевался. Слова застряли в горле.
 Суфлер снова шипит:
 - Здравствуйте, граф!
 Актер молчит.
 Услышали передние ряды зрителей. Они тихонько скандируют:
 - Здравствуйте, граф! Здравствуйте, граф!
 Молчит актер.
 Весь зал оглушительно скандирует:
 - ЗДРАВСТВУЙТЕ, ГРАФ! ЗДРАВСТВУЙТЕ, ГРАФ!
 Актер совсем сник. Вдруг в гробовой тишине с галерки раздается голос.
 - Да поздаровкайся ты с графом, жопа!
 



 Старый актер смотрит на себя в зеркало в гримуборной. Потертая физиономия, мешки под глазами, красный нос, на голове шапка с ушками - костюм зайки для новогодних елок. Проходит несколько минут, он снимает шапку и изрекает:
 - Ну что? Хотел стать артистом?.. Хотел большого искусства? Вот и получи!..



 Актриса приходит в театр и видит, что рабочие выносят из кабинета главрежа диван. Она спрашивает у одного из них: "Что, разве меня уже увольняют?"



 В театре премьера спектакля. Режиссер на пару с директором бегают взад вперед по холлу - волнуются... Вдруг из зрительного зала выходит мужчина и направляется к выходу. Директор с режиссером подбегают к нему и начинают донимать вопросами:
 - Что, постановка неинтересная?
 - Да нее... нормально вроде...
 - А что, актеры плохо играют?
 - Да вроде ниче так...
 - Может, костюмы не понравились, или декорации?
 - Почему? Нормальные костюмы...
 - Так почему же вы уходите?!
 - Вы знаете, одному в зале сидеть СТРАШНО!!!


          ***

- Вы чудесно сыграли роль раненого офицера, - говорит режиссер актеру. 
- У меня такой гвоздь в ботинке, - отвечает тот, - что я... 
- Не заги
байте его, - перебивает актера режиссер, - хотя бы до конца сезона.

 



      ***
Молодой актер страшно волновался - он впервые вел очень ответственный концерт. Перед выступлением М.Б.Шифмана он спрашивает: 

- Как вас объявить? 

- Заслуженный артист республики, лауреат всесоюзных конкурсов артистов эстрады Михаил Шифман. 

- А нельзя опустить "лауреат всесоюзных конкурсов?" 

- Опускайте, - разрешил Шифман. 

- А можно я звание не объявлю? 

- Не объявляйте. 

Ведущий выходит на сцену и выпаливает: "Выступает Антон Шварц!"

 

 


 

                                                  ***

Из одесского театра выходит похоронная процессия. 
- Скажите, кого хоронят? - спрашивает молодая женщина прохожего. 
- Какого-то артиста, кажется, Ямпольского. 
- О боже, неужели Ямпольский умер!? 
- Наверное, если это, конечно, не репетиция!

     ***

Одесса. Идет пьеса Ж. Дюморье «Трильби». По ходу действия Свенгали сообщает другому персонажу свой адрес: «Улица Тюильри, 16». И вот на одном из представлений актер оговорился и назвал другой номер дома. На что из зала последовала реплика педанта-одессита: «Свенгали! И давно это вы поменяли квартиру?»  

 


 

           *** Большом театре идет премьера "Бориса Годунова". Актер, играющий роль царя, вместо слов:

 

"О горе мне, я... червь смердящий... ", выдал: "О, горе мне, я смерд, я червь сердящий! О, господи! О, что я говорю! "

        ***

Актер забыл слова. Суфлер шипит:
- В графине вы видите мать! В графине вы видите мать! Актер берет со стола графин и, с удивлением глядя туда:
- Мама, как ты туда попала??! 

 

        ***

- Побольше страсти! - говорит режиссер оперному тенору. - Неужели вы никогда не любили? 
- Любил, - отвечает тенор. - Но никогда при этом не пел.

 

 


                                        ***

- Девушка, вам никто не говорил, что вы похожи на Мерилин Монро? 
- Нет. 
- И правильно. Потому что вы - вылитый Армен Джигарханян. 

      
***

Молодая пара сидит в кино. В течение всего сеанса партнер нежно обнимает девушку.

Сидящая сзади женщина говорит ему:
- Слушайте, а вы не могли бы делать это дома? 
- Я бы с удовольствием, но дома жена...

 

 


   ***

В уездном городе N антрепренер получил счет от бутафора:

«За прокат живого ребенка для похищения - 75 коп., детская присыпка для молнии и железный лист для грома - 60 коп.,

четыре берданки для индейцев - 2 р., прокат белой жилетки для миллионера - 40 коп., кислые щи заместо шампанского - 4 коп.

и статисту Федорову за изображение собачьего лая и ветра с дождем - 50 коп. Итого за всю иллюзию - 3 р. 20 коп».

 


 

    ***

Охлопков репетировал спектакль с Раневской. Она на сцене, а он в зале, за режиссерским столиком.
Охлопков: «Фанечка! Будьте добры, станьте чуть левее, на два шага.

    ***

Так, а теперь чуть вперед, на шажок». И вдруг требовательно закричал:«Выше, выше, пожалуйста!»
Раневская поднялась на носки, вытянула шею, как только могла.
«Нет, нет, - закричал Охлопков, - мало! Ещё выше надо!».
«Куда выше, - возмутилась Раневская, - я же не птичка, взлететь не могу!»
«Что Вы, Фанечка, - удивился Охлопков, - это я не Вам: за Вашей спиной монтировщики декорации вешают!».

    ***

В Комарово, рядом с санаторием, где отдыхала Раневская, проходила железная дорога.
— Как отдыхаете, Фаина Георгиевна?
— Как Анна Каренина.

   ***

Однажды Раневская участвовала в заседании приемной комиссии в театральном институте. Час. Два. Три... Последней абитуриентке, в качестве дополнительного вопроса, достается задание:
- Девушка, изобразите нам что-нибудь очень эротическое, с крутым обломом в конце...
Через секунду приемная комиссия слышит нежный стон:
- А... аа... Ааа-а-а-пчхи!!!

   ***

- Фаина Георгиевна, как ваши дела?
- Вы знаете, милочка, что такое говно? Так оно по сравнению с моей жизнью - повидло.

   ***

Одной даме Раневская сказала, что та по-прежднему молода и прекрасно выглядит.
- Я не могу ответить вам таким же комплиментом, - дерзко ответила та.
- А вы бы, как и я, соврали! - посоветовала Фаина Георгиевна.

   ***

Идущую по улице Раневскую толкнул какой-то человек, да еще и обругал грязными словами. Фаина Георгиевна сказала ему:
- В силу ряда причин я не могу сейчас ответить вам словами, какие употребляете вы. Но искренне надеюсь, что когда вы вернетесь домой, ваша мать выскочит из подворотни и как следует вас искусает.

   ***

- Нонна, а что, артист Н. умер?
- Умер.
- То-то я смотрю, его хоронят...

   ***

Поклонница просит домашний телефон Раневской. Она:
- Дорогая, откуда я его знаю? Я же сама себе никогда не звоню.

   ***

Журналист спрашивает у Раневской:
- Как вы считаете, в чем разница между умным человеком и дураком?
- Дело в том, молодой человек, что умный знает, в чем эта разница, но никогда об этом не спрашивает.

   ***

Раневская и Марецкая идут по Тверской. Раневская говорит:
- Тот слепой, которому ты подала монету, не притворяется, он действительно не видит.
- Почему ты так решила?
- Он же сказал тебе: "Спасибо, красотка!"

   ***

В переполненном автобусе, развозившем артистов, после спектакля, раздался неприличный звук. Раневская наклонилась к уху соседа и шепотом, но так чтобы все слышали, выдала:
- Чувствуете, голубчик? У кого-то открылось второе дыхание!

    ***

Раневская вспоминала, что в доме отдыха, где она недавно была, объявляли конкурс на самый короткий рассказ. Тема - любовь, но есть четыре условия:
1. в рассказе должна быть упомянута королева;
2. упомянут бог;
3. чтобы было немного секса;
4. присутствовала тайна.
Первую премию получил рассказ в одну фразу:
"О, Боже, - воскликнула королева - Я, кажется, беременна и неизвестно от кого!"

В  юности, после революции, Раневская очень  бедствовала  и  в  трудный момент обратилась за помощью к одному из приятелей своего отца.
     Тот ей сказал:
   - Дать дочери Фельдмана мало - я не могу. А много - у меня уже нет...
 
    - Первый  сезон в  Крыму,  я  играю  в  пьесе  Сумбатова  Прелестницу, соблазняющую юного красавца. Действие происходит в горах  Кавказа. Я стою на горе  и  говорю  противно-нежным  голосом:  "Шаги  мой  легче  пуха, я  умею
скользить,  как  змея..."  После  этих слов мне удалось  свалить  декорацию, изображавшую  гору,  и  больно  ушибить партнера. В  публике  смех, партнер, стеная, угрожает оторвать мне голову. Придя домой, я дала себе слово уйти со
сцены.
 - Белую лисицу, ставшую грязной, я самостоятельно выкрасила чернилами.
Высушив, решила украсить ею туалет, набросив лису на шею. Платье на мне было розовое, с претензией на элегантность. Когда я начала кокетливо беседовать с партнером  в комедии  "Глухонемой (партнером  моим был актер  Ечменев),  он, увидев  черную  шею,  чуть  не потерял сознание.  Лисица на мне  непрестанно
линяла. Публика  веселилась при виде моей черной шеи, а с премьершей театра, сидевшей  в ложе,  бывшим моим педагогом, случилось нечто  вроде истерики... (это была П.Л.Вульф). И это был второй повод для меня уйти со сцены.
 
    -  Знаете, - вспоминала через полвека Раневская,  - когда  я  увидела этого лысого на броневике, то поняла: нас ждут большие неприятности.

 

     Раневская вспоминала:

 

     - Ахматова мне говорила: "Вы великая актриса". И тут же добавляла: "Ну да,  я  великая артистка, и поэтому  я  ничего не  играю, меня надо сдать  в музей. Я не великая артистка, а великая ж...".
 
     Долгие годы  Раневская  жила в Москве  в Старопименовском  переулке. Ее комната в  большой коммунальной квартире упиралась  окном в  стену соседнего дома и  даже в светлое время суток  освещалась электричеством. Приходящим  к ней впервые Фаина Георгиевна говорила:
     - Живу, как Диоген. Видите, днем с огнем!
     Марии Мироновой она заявила:
     - Это не комната. Это сущий колодец. Я  чувствую себя ведром,  которое туда опустили.
     - Но ведь так нельзя жить, Фаина.
     - А кто вам сказал, что это жизнь?
     Миронова  решительно   направилась  к   окну.   Подергала   за   ручку, остановилась. Окно упиралось в глухую стену.
     - Господи! У вас даже окно не открывается...
     - По барышне говядина, по дерьму черепок...
     Эта  жуткая  комната  с   застекленным   эркером  была   свидетельницей исторических  диалогов  и  абсурдных  сцен.   Однажды  ночью  сюда  позвонил Эйзенштейн. И без  того  неестественно  высокий  голос  режиссера  звучал  с болезненной пронзительностью:
     - Фаина! Послушай внимательно. Я только что из Кремля. Ты знаешь,  что сказал о тебе Сталин?!
     Это был один из тех знаменитых ночных просмотров, после которого "вождь народов" произнес короткий спич:
     - Вот товарищ Жаров  хороший актер,  понаклеит усики,  бакенбарды  или нацепит  бороду, и все равно сразу видно,  что  это Жаров. А  вот  Раневская ничего не наклеивает и все равно всегда разная...
 
     -

    ***

Когда в Петербурге с громадным успехом впервые прошла «Прекрасная Елена» Оффенбаха, какой-то провинциальный антрепренер прислал в столичную театральную библиотеку запрос относительно стоимости оркестровки, партитуры и либретто этой оперы. Библиотека ответила, что оркестровка и партитура стоят 300 рублей, а либретто 50 копеек. Тогда антрепренер телеграфировал: «Высылайте либретто, музыку подберем сами».

                                               ***

                                            Богатый купец выстроил театр, пригласил известного режиссера А. Яблочкина, который, осмотрев помещение, заявил, что это не театр, а коробка.

— Помилуйте, — возразил купец, — не коробка, а настоящий театр из хорошего теса!
— А резонанса почему нет?
— Чего нет?
— Резонанса.
— Ах, черти! Ах, канальи! Яшка! Яшка, почему резонанса нет? — разбушевался купец. — Завтра же чтобы из Парижу выписал!

    ***

Одесса. Идет пьеса Ж. Дюморье «Трильби». По ходу действия Свенгали сообщает другому персонажу свой адрес: «Улица Тюильри, 16». И вот на одном из представлений актер оговорился и назвал другой номер дома. На что из зала последовала реплика педанта-одессита: «Свенгали! И давно это вы поменяли квартиру?»

    ***

Актер Милославский очень любил эффектные сцены и шикарные выходы. Любимой ролью была роль кардинала Ришелье. Была там сцена, где король и придворные долго ожидают кардинала, как вдруг докладывают: «Кардинал Ришелье»! Все замолкают, эффектная пауза — и торжественно появляется Ришелье. Роль слуги, который произносит эти два слова, была поручена молодому актеру. Милославский его нещадно муштровал, заставляя без конца повторять реплику: «Кардинал Ришелье» Бедняга-актер жутко волновался. И вот спектакль... Король и двор замолкают... Небольшая пауза... И слуга выпаливает: «Радикал Кишелье!» Милославский в бешенстве выскакивает на сцену и набрасывается на несчастного: «Ришелье! Ришелье! Ришелье! И не радикал, а кардинал! Кардинал, каналья!»

 


 

    ***

Актер Иванов-Козельский плохо знал пьесу, в которой играл. Как-то выходит он на сцену, а суфлер замешкался. Тут актер увидел старичка, который вчера изображал лакея и, чтобы не было заминки в действии говорит ему: "Эй, голубчик! Принеси-ка мне стакан воды”. Старичок с гордостью ответил: "Митрофан Трофимович, помилуйте, я сегодня граф-с”.

    ***

Из обьявления в Одесской газете:
"Для съемок нового, цветного, широкоформатного художественного фильма требуются люди с идиотским выражением лица."

    ***

В "Горе от ума" актер вместо: "К вам Александр Андреевич Чацкий" объявил вдруг: "К вам Александр Сергеевич Пушкин"! 

На другом спектакле этого же театра не оказалось исполнителя роли Скалозуба. Вышли из положения так - слуга докладывает: "Полковник Скалозуб. Прикажете принять?" - на что последовала реплика Фамусова: "Нет, не принимать".

 


 

    ***
В финальной сцене "Маскарада" молодой актер должен был, сидя за карточным столом, произнести нервно: "Пики козыри", задавая этим тон всей картине. От волнения он произнес: "Коки пизари", придав сцене совершенно другой, комический характер.

 

    ***
Знаменитый актер Александринского театра Василий Пантелеймонович Далматов как-то совершенно запутался на спектакле. Вместо "Подай перо и чернила" сказал: "Подай перна и черна, тьфу, чернила и пернила, о господи, черно и перно. Да дайте же мне наконец то, чем пишут!"

 

 



    ***

Гомерический смех в з

Студия

Поиск

Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz